в избранное   ссылки   авторы   написать письмо 
На главную страницу
 
Губерния
История
Уезды
Природа
Культура
Библиотеки Ярославского края
Угличская городская публичная библиотека
Мышкинская земская публичная библиотека
Страницы истории некоузских библиотек
Пошехонская уездная земская библиотека
Сельские народные библиотеки
Дворянская культура
Книжная культура (Древнерусский период)
Ярославская культура X - XIII веков (домонгольская)
Культура XIX – начала XX века
Культура XV - XVI веков
Культура XVII веке
Ярославская культура XVIII века
Ярославская культура древнейших времен
Культура интеллигенции
Культура крестьянства
Культура купечества
Культура наемных работников
Культура общественных групп (культурная стратификация)
Культура ордынского периода
Культура ремесленников и артельных работников
Ярославская губернская ученая архивная комиссия
Ярославское естественно-историческое общество
Демидовский юридический лицей
Ярославская духовная семинария
Ярославский учительский институт (1908 – 1918 гг.).
Ярославское епархиальное Ионафановское женское училище
Ярославский кадетский корпус
Училище девиц духовного звания в городе Ярославле
Исторический музей – Древлехранилище
Ростовский музей церковных древностей
Рыбинский естественно-исторический музей
Угличский музей
Естественно-исторический музей
Образование в начале ХХ века
Образование в XIX веке
Образование с древнейших времен до XVIII века
Искусство и литература
Населенные пункты
Религия
Храмы
Персоналии
Промышленность и сельское хозяйство





Полезные ссылки Ремонт айфонов в самаре meizu в самаре.
 

Книжная культура (Древнерусский период)

Книжная культура Ярославля древнерусского периода (XIII-XVII вв.) обязана своими начальными шагами великому князю Константину Всеволодовичу и в особенности Пахомию, духовнику князя и руководителю первой книгописной и переводческой школы в Ярославле. Киево-печерский монах, Пахомий с 1201 года был игуменом ярославского Петровского монастыря на реке Волге в течение 13 лет, с 1214 года по рекомендации князя Константина поставлен епископом Ростовским, где был до своей смерти в 1216 году. С Пахомием связано сообщение В.Н.Татищева под 1214 годом, что князь Константин (Мудрый) хотел «училища устроя, от Спаса перевести». Спасо-Преображенский монастырь (даже после перемещения отсюда в Ростов княжеской книгописной школы) оставался на протяжении многих столетий крупным центром книжной культуры Руси. К числу первых памятников, созданных в его стенах памятников старо-ярославской книжности относится пергаментная рукопись «Пандекты Никона Черногорца» начала XIII века, Спасское Евангелие и уникальный келейный молитвослов в пергаментных кодексах 30-х годов XIII века.

Видным книжником и первым известным нам ярославским писателем был происходивший из деревни под Ростовом монах, затем игумен Спасо-Ярославского монастыря, епископ Ростовский Прохор, ставший преемником на митрополичьем престоле первого московского митрополита Петра. Прохор создает первую краткую редакцию жития этого святителя: «Представление Петра митрополита всея Руси, а се ему чтение Прохора, епископа Ростовского». Похвальное слово Петру - митрополиту также принадлежит Прохору: «Поучение Петра митрополита, егда припре тверского епископа Андрея в соборе». Ярославская легенда связывает с именем Прохора выдающийся памятник древнерусской книжной культуры начала XIV века «Феодоровское Евангелие» с прекрасной, выполненной в художественной традиции домонгольской Руси входной миниатюрой святого Феодора Стратилата, тезоименитого св. князя Федора Ростиславича Черного, на память которого и вложено было Евангелие в Спасо-Ярославский монастырь в бытность там Прохора. Стилевое сопоставление показывает большую вероятность, что «Представление благоверного и христолюбивого князя Феодора смоленского и ярославского», как и «Представление Петра митрополита» – краткие первоначальные редакции соответствующих житий – принадлежат одному автору – Прохору.

В XIV – XVI веках Спасо-Ярославский монастырь неоднократно подтверждает свое значение как крупный центр книжной культуры Руси, в его стенах составлены новые редакции «Жития Феодора Ярославского»: в конце XV века – иеромонаха Антония, в XV – начале XVI веков - редакция Андрея Юрьева, где использован текст «Слова о погибели Русской земли».

В 1658 году после пожара Ярославля и перенесения мощей святых ярославских князей Феодора, Давида и Константина составлена новая редакция архимандрита Савватия, где в тексте «Жития Феодора Ярославского» использованы Степенная книга, редакция Антония, похвальное слово княгине Ольге, житие князя Владимира I, сказание о Борисе и Глебе, повесть о житии Александра Невского, описание пожара Ярославля (1658 г.). В стенах Спасо-Ярославского монастыря книгописная работа не прекращалась даже в пору лихолетий: здесь составлялись и переписывались Синодики, в том числе лицевые (т.е. с цветными миниатюрами), Хронографы, Прологи и другие сборники агиографического содержания. Здесь находилась, а возможно даже была переписана рукопись с древнерусской поэмой «Слово о полку Игореве», сопровождавшейся в рукописи повестями светского характера - об Индии богатой, об Акире Премудром, о Дигенисе Акрите («Девгениево Деяние»).

Ярославская книжность переживает особенный взлет в эпоху Смутного времени, когда ярославская земля выступает собирателем сил, отразивших иноземное вторжение, - здесь создается ряд возникших в народной среде историко-легендарных сказаний о чудесных явлениях икон, построении обетных церквей и памятных крестов, связанных с событиями Смуты и народной войны начала XVII века.

Кроме того, исследователями отмечены ярославские авторы – книжники (писатели), отразившие в своих произведениях наблюдения и размышления об эпохе Смуты. Можно назвать двух представителей рода ярославских удельных князей – Семена Ивановича Шаховского и Ивана Андреевича Хворостинина.

С.И.Шаховскому принадлежит крупнейшее произведение о времени Смуты, которое ранее приписывалось кн. Катыреву-Ростовскому. «Летописная книга» была написана в 1626 году и на первый план повествования выдвигает не событийную канву, а личности «начальника воинства», отмечает не только положительные, но и отрицательные черты царей, в том числе Ивана IV, государственных деятелей, включая Бориса Годунова и Василия Шуйского, полководцев, например, М.В.Скопина-Шуйского. С.И.Шаховскому принадлежит также «Повесть известно сказуема на память великомученика Димитрия» и ее продолжение «Повести о некоем мнисе» (Г.Отрепьеве), он ставил обширное эпистолярное наследие.

Сочинения И.А.Хворостинина ярко обозначают личность их создателя, необычную для Руси самостоятельность взглядов и оценок автора, из-за чего он имел массу неприятностей, был сослан на покаяние в Иосифо-Волоколамский и Троице-Сергиев монастыри. Описание Смуты содержится в обширном произведении, названном «Словеса дней и царей и святителей московских». Повесть эта, историческая по материалу, очень лична по своей интонации, изобилует стихотворными вставками, часто критична по отношению не только к иностранным деятелям, но и отечественным. Автор начинает ее словами: «Аз бо елика слышах и елика видех никакоже могу таити...» Значительным явлением в развитии русской поэзии начала XVII века явилось написанное в форме акростиха, «краестихованием по буквам», «Изложение на еретики и злохулники». Это своеобразное воспоминание о прошлом религиозном «вольномыслии». И.А.Хворостинин зашифровал в его 1300 стихах не только название трактата, но и имя, отчество и прозвище автора.

Целый ряд произведений демократической сатиры XVII века (например, «Повесть о Ерше Ершовиче...») связаны своим возникновением и бытованием с ярославской землей и ее народом.

Г.Ю.Филипповский



Федор Стратилат. Миниатюра Федоровского Евангелия
Федор Стратилат. Миниатюра Федоровского Евангелия
Евангелист Иоанн, диктующий Прохору. Миниатюра Федоровского Евангелия
Евангелист Иоанн, диктующий Прохору. Миниатюра Федоровского Евангелия