в избранное   ссылки   авторы   написать письмо 
На главную страницу
 
Губерния
История
Благотворительная деятельность Ярославской буржуазии
Гербы городов Ярославской губернии
Гербы ярославских и ростовских княжеских фамилий
Городское самоуправление
Ярославль в древности
Жандармерия
Ярославское земство
Иностранцы о городе Ярославле
Кадетские организации
Краеведение
Проведение крестьянской реформы 1861 года
Народнические кружки
Купечество
Наместничество в городе Ярославле
Ярославское ополчение в войне 1812 года
Отечественная война 1812 года и Ярославское общество
Отходничество
Полиция
Пребывание российских императоров в Ярославском крае
Присоединение Ярославля к Москве
Рыбинская биржа
Сказание о построении града Ярославля
Смутное время и Ярославский край
Совет всея земли
Социал-демократические организации
Ярославская организация Партии Социалистов-Революционеров
Социально-экономическое развитие Ярославской губернии в первой половине XIX века
Деятельность «Союза 17 октября»
Столыпинская аграрная реформа в губернии (1906–1916 гг.).
Ярославская таможня
Топографические описания
Торговля Ярославля в XVII веке
Угличское княжество
Февральская революция
Ярославский край в первой половине XIX века
Роль Ярославля во внутреннем рынке российской империи (конец XVIII в. – 1861 г.).
Ярославские воинские части
Ярославские князья
Ярославский край в XVIII веке
Ярославский край в начале ХХ века
Ярославский край в пореформенный период
Ярославское дворянство
Ярославское княжество
Уезды
Природа
Культура
Искусство и литература
Населенные пункты
Религия
Храмы
Персоналии
Промышленность и сельское хозяйство


 

Ярославский край в первой половине XIX века

Начало XIX века ознаменовалось для России чередой войн с наполеоновской Францией. После того, как в битве под Аустерлицем Наполеон разбил русские и австрийские войска, русское правительство вынуждено было прибегнуть к чрезвычайным мерам. Манифестом императора Александра I 30 ноября 1806 года было объявлено о созыве земского ополчения в помощь армии. Во исполнение манифеста бригада ополчения была создана и в Ярославской губернии (ее возглавил генерал-майор Лихачев). Тогда ярославские ополченцы не успели принять участие в военных действиях. Летом 1807 года в Тильзите был подписан мир между Россией и Францией. В мае 1812 года указом императора в Ярославле было предписано сформировать два егерских полка в дополнение к очередному рекрутскому набору, причем обмундирование и снабжение их должно было осуществляться за счет средств ярославского дворянства. Сбор денег на эти цели предполагалось закончить к июню, но 12 июня войска Наполеона перешли границу Российской империи. Началась Отечественная война 1812 года, во время которой отличились многие ярославцы.

Победа над Наполеоном вызвала небывалый подъем патриотических чувств. Но вместе с тем, немалая часть молодых офицеров, участвовавших в кампании 1812 года и заграничных походах, встала перед сложным вопросом: почему народ, победивший величайшего полководца мира, живет хуже, чем население любой из европейских стран? Некоторых подобные мысли впоследствии привели 14 декабря 1825 года на Сенатскую площадь в ряды восставших. В числе декабристов было немало уроженцев края. В родовом имении под Переславлем родился Михаил Спиридов, внук знаменитого адмирала (а по материнской линии - известного историка князя М.М.Щербатова). В 16 лет он вступил в ряды ополчения, дошел до Парижа, а позднее служил в войсках, расквартированных в украинских губерниях. Спиридов был одним из основателей «Южного общества» декабристов. В планах общества было учреждение в России республики, причем Спиридов соглашался принять участие в покушении на царя, что, как планировалось, должно было стать сигналом к восстанию. Когда на юг пришло извести о неудачном выступлении в Петербурге, майор Спиридов попытался поднять в оружие свой Пензенский пехотный полк, но был схвачен и отправлен в тюрьму. Суд приговорил его к смертной казни, замененной двадцатилетней каторгой. Спиридов умер в Сибири, не дожив до объявленной декабристам амнистии. Среди арестованных по делу 14 декабря 1825 года был и князь Валериан Голицын. Его отец долгое время был гражданским губернатором Ярославля, а в период войны с Наполеоном был одним из организаторов ярославского ополчения. Будучи человеком знатным и состоятельным, он сделал все для того, чтобы обеспечить своему сыну блестящую карьеру. После окончания Пажеского корпуса В.Голицын стал офицером гвардейского Преображенского полка, но через три года вышел в отставку и поступил на гражданскую службу. Тогда же он вошел в состав «Северного общества», объединявшего главных будущих участников декабрьского восстания. В спорах, разгоравшихся на собраниях участников общества, Голицын занимал самые решительные позиции, отстаивая учреждение в России республики и истребление царской семьи. Это стало главным содержанием обвинения, выдвинутого в его адрес после того, как выступление декабристов закончилось неудачей. Голицын был приговорен к двадцатилетней ссылке в Сибирь, но через три года переведен рядовым на Кавказ, где русская армия вела войну с горцами. Лишь спустя много лет ему вновь удалось выслужить офицерский чин. Уйдя по болезни со службы, он умер в безвестности в своем имении. Вместе с Голицыным на Кавказе служил Николай Окулов - еще один ярославец-декабрист. Морской офицер лейтенант Окулов был когда-то командиром царской яхты. Будущее сулило ему и чины, и славу. Однако Окулов остался верен своим товарищам и 14 декабря 1825 года вместе с ними вышел на Сенатскую площадь. За это он был разжалован в солдаты и послан в самое пекло Кавказской войны. Умер Окулов в родовой усадьбе в селе Владычное Пошехонского уезда и там же был похоронен. На флоте начинал свою службу и князь Дмитрий Щепин-Ростовский. Древний род удельных ростовских князей со временем обеднел и сохранил в Ярославской губернии лишь несколько небольших имений. Оставив море по состоянию здоровья, Дмитрий Щепин-Ростовский перевелся в гвардейский Московский полк, где дослужился до капитана и командира роты. Он был близко знаком со многими будущими декабристами, хотя сам в тайных обществах не состоял и революционным взглядам не сочувствовал. Дружба и верность присяге для него значили больше, чем политические разногласия. В ряды восставших Щепина-Ростовского привело искреннее убеждение в том, что он защищает права законного императора Константина. На Сенатской площади он оставался до конца и уже под градом пуль пытался организовать последнюю оборону. Царь Николай I поначалу полагал, что именно Щепин-Ростовский является предводителем заговорщиков, и с немалым удивлением узнал, что к подготовке восстания тот не имеет никакого отношения. Тем не менее, в числе главных подсудимых Щепин-Ростовский был приговорен к смертной казни, замененной в конечном итоге двадцатью годами каторги. Каторгу Щепин-Ростовский отбывал в Забайкалье, после чего был переведен на поселение в Сибирь. Лишь через тридцать лет он получил возможность вернуться в Ярославскую губернию и поселился в селе Иванкове неподалеку от Ростова (ныне это Борисоглебский район). Здоровье его к этому времени было уже подорвано, и через два года он умер, не дожив до 60 лет.

За участие в событиях был сослан на службу в Финляндию и Владимир Мусин-Пушкин, сын графа А.И.Мусина-Пушкина. В конце 1831 года он был уволен со службы, однако полное прощение ему дано не было; с него взяли два обязательства: жить в Москве и не выезжать за границу. Лето В.Мусин-Пушкин проводил в родовой мологской усадьбе Борисоглеб. В 1938 году К.И.Брюллов пишет известный портрет Владимира Алексеевича (оригинал сейчас в ЯХМ). Согласно легенде, художник назвал В.Мусина-Пушкина «семинотным» - гармоничным, как гамма...

Для значительной части декабристов город Ярославль, стоявший на дороге из Москвы в Сибирь, был первой остановкой по пути на каторгу. Пребывание их в городе, как правило, было очень коротким, но у многих осталось в памяти. Декабриста А.Е.Розена с товарищами привезли в Ярославль рано утром и поместили в гостинице на центральной площади. Городские улицы в ту пору были пусты, но когда после обеда арестованных вывели для того, чтобы вновь отправиться в дорогу, площадь оказалась забитой народом так, что, яблоку негде было упасть. Садясь в сани, Розен снял шапку, и поклонился собравшимся. Тотчас все тоже с поклоном сняли шапки и фуражки. Еще один интересный эпизод связан с князем С.Г.Волконским (одно из имений Волконских находилось в Мышкинском уезде). Когда Волконский после остановки в Ярославле спускался по лестнице гостиницы, он запутался в кандалах. Видевший эту сцену крестьянин сказал ему: «Учись, барин». Волконский коротко ответил: «За вас». Власти были очень обеспокоены подобными случаями, и ярославский полицмейстер получил строгое предписание не допускать сборища толпы у места пребывания осужденных.

В дальнейшем Ярославль еще не раз служил местом остановки или постоянного пребывания политических ссыльных. Здесь содержались участники польского восстания 1830 года. Местная полиция по ложному доносу спровоцировала дело о намерении поляков сжечь Ярославль и Кострому, но проведенное следствие не дало результатов. Позднее в Ярославле на положении ссыльных находились пленные предводители кавказских горцев. Всего же ссыльных в городе на 1864 год числилось 168 человек.

Почти одновременно с восстанием декабристов в Ярославской губернии произошли события, получившие впоследствии название «Плещеевского бунта». В селе Плещеево Ярославского уезда располагалась писчебумажная фабрика, принадлежавшая князю Н.С.Гагарину. Сам князь редко бывал в своих владениях, передоверив всю власть управляющему - отставному капитану Каппелю, а тот обложил работавших на фабрике крестьян непомерными поборами. Он заставлял их трудиться и в выходные, и в праздники, не щадил ни стариков, ни женщин. Не выдержав, плещеевские крестьяне в начале февраля 1826 года подали ярославскому губернатору А.М.Безобразову жалобу на притеснения. Губернатор пообещал во всем разобраться, и отправил жалобщиков по домам. Однако когда они вернулись в село, управляющий пригрозил им наказанием. Это вызвало бунт. Крестьяне начали говорить, что губернатор их обманул, и жаловаться надо прямо царю. Собрав деньги, они отправили в Санкт-Петербург двух ходоков с письмом на царское имя. Узнав о происходящем, губернатор прислал в Плещеево воинскую команду. Зачинщики волнений число свыше 200 человек под стражей были препровождены в Ярославль и здесь на Сенной площади наказаны плетьми. Затем 16 главных бунтовщиков были сосланы в Сибирь, а остальные возвращены в село. Однако дело на этом не закончилось. Год спустя плещеевские крестьяне вновь обратились с жалобой к губернатору. В ответ на приказ об аресте жалобщиков толпа в триста с лишним человек окружила губернаторский дом. Собравшиеся были разогнаны полицией, но волнения не прекратились и после этого. Тогда в Плещеево была отправлена рота солдат. Вновь в ход были пущены плети, тем не менее, более 80 крестьян, несмотря на все угрозы, по-прежнему отказались повиноваться. Они были заключены в ярославский острог в ожидании суда. Из Санкт-Петербурга прибыл флигель-адъютант императора барон Строганов, но и ему не удалось убедить крестьян вернуться к работе. В ответ на угрозы из толпы кричали: «Секите и нас! Не повинуемся!» Даже царский манифест, повелевавший крестьянам быть в повиновении у господ и начальства, не произвел впечатления. Волнения постепенно прекратились только после того, когда еще 215 крестьян были отданы под суд. «Плещеевский бунт» был самым крупным, но не единственным в ту пору выступлением крестьян и работных людей, протестовавших против своего положения. Многократно подавали жалобы начальству рабочие Ярославской Большой мануфактуры, текстильных фабрик купцов Красильникова и Углечанинова. Условия труда на предприятиях продолжали оставаться очень тяжелыми на протяжении всех последующих десятилетий.

В.П.Федюк