в избранное   ссылки   авторы   написать письмо 
На главную страницу
 
Губерния
История
Уезды
Природа
Культура
Искусство и литература
Книжная культура (Древнерусский период)
«Вести о России»
Газета «Голос»
Ярославские Губернские ведомости
Ярославские Епархиальные ведомости
Книгоиздательство К.Ф.Некрасова в Ярославле
Литература Ярославского края XIX века
Литература Ярославского края XVIII век
Ярославский литературный сборник
«Северный край»
«Слово о полку Игореве»
«Уединенный пошехонец»
Городские классы рисования
Общество любителей музыкального и драматического искусств
Музыкальная жизнь
Русское музыкальное общество в Ярославле
Ростовское общество любителей искусств (1895-1903)
Художественная жизнь посада Большие Соли XVIII - начала XX веков
Ярославское художественное общество
Художественно-кустарная и ремесленная школа Н.С.Сорокина (1911-1912 гг.).
Особенности говоров Ярославского края
Фольклор Ярославского края
Ярославский портрет
Живопись Углича второй половины XIV-начала XХ веков
Портретная галерея Дома призрения ближнего
Ростовская финифть
Серебряное дело Ярославля
Художественные выставки
Мышкинский театр
Ярославский театр
Фотография в Ярославском крае
Ярославская иконописная школа
Иконописцы Романова-Борисоглебска
Иконопись Ярославля XIII - XV веков
Иконописное искусство Ярославля XVIII-XIX веков
Ростовская икона
Спас Вседержитель
Населенные пункты
Религия
Храмы
Персоналии
Промышленность и сельское хозяйство





Полезные ссылки Купить кроссовки Нью Баланс 574 дешево Интернет-магазин
 

«Слово о полку Игореве»

«Слово о полку Игореве» – бессмертное произведение древнерусской и мировой литературы, великая трагическая поэма о судьбах Русской земли, создание которой ученые предположительно относят к 1185 году. Список «Слова» был обнаружен среди рукописей Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле.

Честь открытия «Слова о полку Игореве» принадлежит известному любителю и собирателю русских древностей, графу А.И.Мусин-Пушкину, связанному своими родовыми корнями с Ярославским краем. А.И.Мусин-Пушкин являлся обер-прокурором Синода, членом Российской Академии, известным археологом и собирателем древностей, имевшим поместья в Ярославской губернии. В конце 80-х – начале 90-х годов ХVIII века (по уточненным данным в 1788 году), он приобрел через своего комиссионера в числе других рукописей у бывшего архимандрита – Иоиля Быковского, настоятеля упраздненного по указу Екатерины II Спасо-Ярославского монастыря рукописный сборник. Подлинный текст не был авторским оригиналом XII века. Это был один из списков «Слова», судя по некоторым данным, переписанный в XVI веке на северо-западе Руси, вероятно, в районе Пскова или Новгорода. Сборник состоял из древнерусских произведений светского содержания.

В сборнике, по свидетельству А.И.Мусин-Пушкина, находились «Хронограф», летопись, называвшаяся «Временник, еже нарицается летописание русских князей и земля Русскыя», средневековая утопия, которая называлась «Сказание о Лидии богатой», «Сказание об Индийском царстве», «Повесть об Акире Премудром», «Девгениево деяние» и «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Олгова».

А.И.Мусин-Пушкин не сразу опубликовал «Слово». Но вскоре после приобретения сборника с текстом «Слова» памятник привлек внимание многих известных просветителей того времени. Еще при жизни Екатерины II, до конца 1796 года, А.И.Мусин-Пушкин сделал для императрицы копию с древнерусского текста «Слова» и сопроводил текст переводом на русский язык. Это был первый перевод «Слова». Находка стала известна через Мусин-Пушкина широкому кругу лиц.

В ХVШ веке были сделаны также несколько других переводов «Слова». В октябрьском выпуске французского журнала «Sресtаtеuг du Nord» за 1797 год, который издавали французские эмигранты в Гамбурге, известный русский писатель и историограф Н. М. Карамзин опубликовал сообщение о находке древнерусского поэтического произведения, «Песни воинов Игоревых», которую можно сравнить с лучшими Оссиановыми поэмами».

Первое издание «Слова» было предпринято в 1800 году. А.И.Мусин-Пушкин, не считавший себя в достаточной степени компетентным в чтении и издании старинных манускриптов, пригласил авторитетных сотрудников, которые помогли бы издать доселе неизвестный памятник, – возглавил издательскую группу, в которой его ближайшими помощниками стали его друзья, ученые-архивисты А. Ф. Малиновский, Н. Н. Бантыш-Каменский и историк Н. М. Карамзин. Этот тройственный союз являл собою лучших знатоков древнерусских текстов. Они прокомментировали, перевели и подготовили издание, которое и было напечатано в городе Москве в 1800 году.

В 1812 году подлинный сборник, включавший «Слово о полку Игореве», сгорел в московском пожаре вместе с богатейшей коллекцией древнерусских рукописей А. И. Мусина-Пушкина в его доме, на Разгуляе в Москве. Потеря единственного подлинного текста была утратой невовосполнимой. Сгорела и большая часть экземпляров первого издания «Слова».

Таким образом, «Слово» сохранилось в одном списке. В подлинной рукописи «Слова», по свидетельству очевидцев, текст был написан сплошь, в одну строку, без разделения на слова, и разделять слова пришлось самим издателям. Многие места «Слова» для его переводчиков и первых читателей в конце Х1Х века были темными и непонятными.

В издании было допущено немало ошибок, поэтому обретение рукописи, самая находка «Слова» Мусиным-Пушкиным и ее дальнейшее появление на свет вызвало множество скептических вопросов и возражений. С этого времени у «Слова» появляются свои сторонники, и свои противники («скептики»), оспаривающие подлинность памятника.

До сих пор многое остается не проясненным, в частности, время открытия «Слова». Покупка была сделана у Иоиля после упразднения ярославского Спасо-Преображенского монастыря, которое произошло в 1788 году, значит, «Слово» приобретено не ранее 1788 года. Вряд ли покупка была совершена до назначения А. И. Мусина-Пушкина на обер-прокурорский пост в 1791 году, до того как он вообще стал заниматься собиранием рукописей.

В науке раздались голоса скептиков, которые начали отрицать подлинность «Слова». Профессор М. Т. Каченовский и писатель О. Сенковский заявляли, что в нашей древней литературе нет ни одного произведения, которое бы по своему художественному уровню приближалось к «Слову». Точка зрения скептиков вызвала горячую отповедь со стороны передовых ученых и писателей.

Страстно отстаивал подлинность «Слова» А. С. Пушкин, который хотел создать собственный поэтический перевод гениальной поэмы и собирал материалы для критической статьи. В статье «Песнь о полку Игореве» Пушкин писал: «Некоторые писатели усомнились в подлинности древнего памятника нашей поэзии и возбудили жаркие возражения. Счастливая подделка может ввести в заблуждение людей незнающих, но не может укрыться от взоров истинного знатока… Подлинность же самой песни доказывается духом древности, под который невозможно подделаться. Кто из наших писателей в 18 веке мог иметь на то довольно таланта? Карамзин? Но Карамзин не поэт. Державин?.. Прочие не имели все вместе столько поэзии, сколько находится оной в плаче Ярославны, в описании битвы и бегстве».

В 70-е годы Х1Х века полемика вокруг «Слова» продолжается. П.П.Вяземский, Вс. Миллер, А.Веселовский отвергли самостоятельность «Слова о полку Игореве» и усматривали в нем лишь отражение влияний либо древнегреческой литературы (П.П.Вяземский), либо южнославянской (Вс. Миллер). С опровержением их точек зрения выступил в 1878 году известный филолог и лингвист А.А.Потебня. Он доказывал, что «Слово» не «сочинено по готовому византийско-болгарскому или иному шаблону». Это произведение «оригинально и самобытно, оно все проникнуто народнопоэтическими элементами». Постепенно «Слово» оказалось окружено широкой исторической перспективой. Получили верное истолкование политические идеи «Слова», его смысл. Объяснились многие явления языка «Слова», казавшиеся непонятными в конце XVIII – начале XIX века «Слово» изучалось литературоведами, поэтами, лингвистами и историками. Его переводили В.Жуковский, А.Майков, Л.Мей и многие другие русские поэты.

История «Слова» и в ХХ веке, вплоть до сего времени не перестает быть предметом изучения и полемики. Французский ученый Анри Мазон в 1940 году пытался доказать, что «Слово» – поздняя подделка, выполненная на основе «Задонщины». Несостоятельность аргументации Мазона доказал Н.К.Гудзий в статье «Ревизия подлинности «Слова о полку Игореве» в исследованиях проф. А. Мазона (1946 г.). Новую попытку пересмотреть время написания «Слова» предпринял историк Л.Н.Гумилев («Поиски вымышленного царства», М., 1970 г.). Гумилев считал, что время написания «Слова» – промежуток между 1249 и 1252 годами, что «Слово» – мистификация поэта ХШ века, который под масками русских князей времен Игорева похода изобразил деятелей ХШ века. Концепция Л.Н.Гумилева вызвала возражения академика Б.А.Рыбакова и известного исследователя «Слова» Л.А.Дмитриева.

Среди выдающихся русских исследователей «Слова» в ХХ веке следует назвать имена В.П.Адриановой-Перетц, Д.С.Лихачева, Б.А.Рыбакова, Л.А.Дмитриева.

Ярославские древлехранилища помогли исследователям выдвинуть новые догадки и предположения. Статьи В.В.Лукьянова, основанные на изучении коллекции рукописей Ярославского краеведческого музея (в 50-е годы) и Государственного архива Ярославской области, помогли полнее представить облик Иоиля Быковского – книжника, хранителя древностей, имевшего библиотеку исторического значения.

В 60-е годы профессор МГУ А.А.Зимин, считавший «Слово» подделкой, выдвинул гипотезу о том, что именно Иоиль был автором «Слова», написав его в подражание «Задонщине». Профессор Института Русской литературы Академии Наук (Пушкинский Дом) Г.Н.Моисеева выдвинула версию о том, что рукописный сборник со «Словом» принадлежал не Иоилю Быковскому, а монастырю. Изучение описей монастырского книгохранилища показало, что в нем действительно, в течение длительного времени хранилась рукопись «Хронограф». В 1788 году наименование рукописи из описей монастырского книгохранилища исчезает. Моисеева предполагает, что это и был отданный Мусину-Пушкину сборник. Исследование Г.Н.Моисеевой косвенным образом подтверждает подлинность «Слова о полку Игореве».

Интерпретация сюжета «Слова» в ХХ веке претерпевает значительную эволюцию. В дореволюционную и советскую эпоху «Слово» рассматривалось как произведение героического характера, как монументально-исторический памятник, воспевающий доблестные подвиги князя Игоря, его патриотизм: («На землю половецкую, за землю Русскую!»). Но «Слово» – не гимн победе, а рассказ о поражении. Не героическая эпопея, а песнь о крахе. Героическое – в далеком прошлом. В настоящем – тьма, печаль, туга, боль. «Песнь» (в отличие от «песня») чаще всего трагична. Автор «Слова» резко отделяет себя от Бояна. Нельзя «старыми словесами» рассказывать о горечи поражения. Боян был соловьем именно старого времени, его гусли «сами князьям славу рокотали». Автор «Слова» зачинает иную песнь – не во славу князьям, а в проникновение горшего опыта, овеянного слезами и плачами.

В заметках о «Слове» выдающийся ученый М.М.Бахтин называет «Слово» первой русской трагедией и говорит о трагедийности звучания всего произведения. С этой точкой зрения солидарен и Ю.М.Лотман. Предметом «Слова» служат не гимны и песнопения, а «выпадение из дедовской славы…» Отсюда фольклорные элементы «плача» и «посрамления». В точке пересечения обеих систем находится образ мрака, временно победившего свет, прохождение через фазу мрака и смерть (оскудение) и возрождение. Игорь возвращается из плена. «Девицы поют на Дунае, звенит слава в Киеве… А Игорева храброго полку уже не воскресити»… «Князьям слава, а дружине – аминь», – одна из последних версий перевода финала «Слова».

«Слово» ведет читателя к мысли о самоочищении человека, о трагическом пути его к прозрению, о пути постижения законов истории.

М.Г. Ваняшова



Иллюстрация к
Иллюстрация к "Слово о полку Игореве"
Иллюстрация к
Иллюстрация к "Слово о полку Игореве"
Иллюстрация к
Иллюстрация к "Слово о полку Игореве"